Мой друг Йонас и я: жесты

Я познакомилась с немецким студентом Йонасом, который приехал по обмену в Петербург изучать право. Он искал через соцсеть вКонтакте «тандем» — изучение русского в обмен на уроки немецкого. А мне как раз порядком надоели занятия с репетитором, хотелось живого общения с живым носителем языка.

И вот что из этого получилось.

 

Неделю назад я пригласила его в офис нашего бюро, чтобы показать, как выглядят рабочие места адвокатов в России (на самом деле, конечно, ничего особенного, только таблички всюду, что «адвокатское производство» и «адвокатская тайна»), а сегодня вместе пообедали первый раз. Было настолько любопытно и весело, что я решила записывать всякие причуды, которые делают русских – русскими, а немцев – немцами.

Для первой встречи выбрали тему «Жесты». Понятное дело, не обошлось без рассказов о том, что такое «кукиш» и «бухать», что означает «рвать рубаху на груди» и как это так «бросаться в глаза». Но я про другое, про то, что меня удивило.

Сморкаться

Целый год по обмену прожила в Германии, и первое, что меня поразило в этой замечательной стране – это сморкающиеся повсюду люди. Допустим, если на лекции у профессора засорился нос, он его свободно может прочистить в платочек и студенты к этому отнесутся нейтрально.

Мой друг Йонас, который провел в России только месяц, выпал в осадок от ужаса, когда я ему рассказала, что нос сморкать в общественных местах в России неприлично.

Наш президент и немецкий канцлер

Зато я выпала в осадок от такой немецкой специфики. Йонас отметил, что в Германии никто не скажет «наш канцлер» или «наши солдаты». Будут говорить «канцлер Германии», «немецкая история» или «немецкие солдаты». Оказывается, для немцев говорить «наше» и «мое» — это говорить именно о себе. Говорить о себе с точки зрения коллектива – тревожно и даже опасно. Как предположил Йонас, это связано с нацистским прошлым, малейшее упоминание о котором даже на уровне фразы «наш канцлер» просто недопустимо. Поэтому российские газетные статьи глазами немца выглядят удручающе.

Фамилия как оскорбление

Обнаружилась любопытная деталь. В Германии, если ты желаешь подчеркнуть уважение к собеседнику, принято называть собеседника по фамилии – «Фрау Мюллер». У нас все получается на оборот: в России приходится запоминать не просто имя, но еще и отчество. Если собеседник желает подчеркнуть свое привилегированное положение, то он начинает обращаться к тебе по фамилии.

… а ведь и правда, профессор может рявкнуть «Тальцева, когда будет сдана курсовая». Но ты в ответ не можешь сказать «Профессор Иванов, будет сделано к утру». Сразу же тебе скажут (или подумают) чойта ты «фамильярничаешь»

Молодой человек

Для обращения к незнакомым людям на улице в Германии есть нейтральное «Frau» и «Herr». Йонас, когда к нему первый раз обратился кондуктор в транспорте, «молодой человек, уберите ногу со ступеньки», не сразу понял, что от него хотят и почему при этом подчеркивают его возраст.

Как просить милостыню

Оказывается, русские общаются друг с другом на недопустимо близком для европейца расстоянии. Для Йонаса дико, когда профессор постукивает во время лекции по плечу ребят, которые сидят на первом ряду.

Нарушение личных границ повсюду (метро вообще жесть). Даже попрошайки, когда просят денежку, хватают за локоть. В Германии такой способ не прокатит – денежку надо просить на расстоянии, будешь лапать – вообще никто ничего не подаст.

И при всем при этом коммуникации выглядят странно от того, что знакомые ребята в университете при прощании не обнимаются. Он говорит, что в Германии принято обниматься со всеми в подряд: и с девушками, и с парнями, и с научным руководителем по курсовой. Так выражается признательность и заинтересованность в общении.

Я ему, конечно же, посоветовала особенно аккуратно обниматься с посторонними девушками, так как объятия могут быть сигналом к более близким отношениям. К тому же можно получить в нос от парней этих самых посторонних девушек.

Давай, пока!

Еще Йонас отметил, что первые недели в России он вообще не понимал, почему все говорят в завершении телефонного разговора «Давай, пока»! Сначала он решил, что собеседники просто друг от друга хотят по-быстрее отвязаться. Но я его убедила, что нет, это вполне нормально!

Вот такая вот история. Вроде бы похожие, но такие разные. Йонас обещал больше не сморкаться на публике.

Продолжение – в следующий четверг.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *