Про «а ля закупки» и поправках в абз.1 ст.17 Закона о защите конкуренции

ФАС России предлагает ограничить сферу действия ст.17 Закона о защите конкуренции закупками только по 44-ФЗ и 223-ФЗ

Общественность критикует инициативу ФАС России, которая хочет обязать крупные хозяйствующие субъекты закупать товары и услуги у малого и среднего бизнеса. И правда, какая-то странная инициатива. Но речь сейчас не об этом.

Соответствующие поправки ФАС России к проекту федерального закона N 817991-6 «О внесении изменений в федеральный закон «О защите конкуренции» и иные законодательные акты Российской Федерации», к счастью, не ограничиваются вопросом «сокращения административной нагрузки на субъекты малого предпринимательства». Там есть и вполне здоровые идеи, достойные всяческой поддержки. Допустим, изменения в абзац первый статьи 17 Закона о защите конкуренции.

Предлагается после слов «запроса предложений» абзац первый статьи 17 дополнить словами «, в случаях, если проведение торгов, запроса котировок или запроса предложений являются обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации,».

Теперь попробую пояснить, в чем сейчас состоит парадоксальность юридического бытия и как принятие поправки могло бы облегчить жизнь тем, кто не осуществляет обязательных закупок по 44-ФЗ или 223-ФЗ.

С одной стороны, компании, которые не подпадают под строгие правила 44-ФЗ и 223-ФЗ, вправе заключать договоры по какой угодно процедуре с любым понравившимся контрагентом. Свобода договора все-таки какая-то еще есть в ГК РФ.

С другой стороны, если компания принимает некие внутренние стандарты для проведения «а ля закупок», чтобы подчеркнуть свою добропорядочность и желание работать с контрагентами, выбранными как бы на «конкурентных» началах, то она автоматически попадает в «прокрустово ложе» ст.17 Закона о защите конкуренции.

Что это означает на практике?

Допустим, захотелось заключить соглашение не с победителем внутренней процедуры «а ля закупки», а с совместным предприятием, которое будет состоять из уже отобранного генерального подрядчика и еще одной компании. Никто вроде бы не возражает, кроме ст.17 Закона о защите конкуренции. Ибо назвался груздем – полезай в кузов:

  • Решим назвать победителем совместное предприятие — нарушим п.3 ч.1 ст.17 Закона о защите конкуренции (нарушение порядка определения победителя). У нас же в процедуре участвовал конкретный генеральный подрядчик. О новом юридическом лице – совместном предприятии — никто не слышал ни на этапе допуска, ни на этапе оценки предложений. Оно вообще пока еще не существует, а будет создано как раз перед заключением договора.
  • Или вот назовем победителем генерального подрядчика, но припишем в каких-нибудь документах пунктик о том, что «победитель обязан после заключения договора подписать с компанией N соглашение о совместной деятельности». И опять столкнемся с угрозами ч.1 чт.17 Закона о защите конкуренции. Возможно, «ход конем» будет расценен как нарушение п.1 ч.1 ст.17 – координация организатором торгов деятельности их участников. А возможно нарушим что-то другое, ведь список по ч.1 чт.17 является открытым.

В Научно-практическом комментарии к Федеральному закону «О защите конкуренции» (постатейный) / К.Н. Алешин, А.В. Андросенко, И.Ю. Артемьев и др.; отв. ред. И.Ю. Артемьев. М.: Статут, 2015 (стр. 280-283) так прямо и отмечается, что «из буквального толкования содержания ч.1 комментируемой статьи следует, что общие антимонопольные требования предъявляются к любым торгам, запросу котировок, запросу предложений и закупкам независимо от того, являются ли их заказчики или организаторы публичными субъектами или частными (коммерческими и некоммерческими юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями)». «Нет каких-либо препятствий для квалификацией судами соответствующих процедур как торгов независимо от их фактического названия».

Но и тут обнаруживается парадокс: общие требования к любым закупкам в ч.1 ст.17 есть в Законе о защите конкуренции есть, а вот формальных полномочий у ФАС России по осуществлению контроля за закупками юридических лиц, которые не подпадают по действие законов 44-ФЗ и 223-ФЗ – нет.

Не верите? А вот и зря. Я вам больше скажу. Кирилл Чоракаев на днях порадовал публику ссылкой на Постановление Правительства от 24.10.2015 № 1139. Именно этот документ с 01 ноября 2015 года дает ФАС России полномочия осуществлять контроль за закупками товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц по 223-ФЗ.

Так что пусть лучше эта поправка ФАС про распространение действия ст.17 Закона о защите конкуренции только на торги, запрос котировок или запрос предложений, проведение которых является обязательными в соответствии с законодательством Российской Федерации, пройдет все инстанции. Будем надеяться, что нужную инициативу не похоронят вместе с очень спорной статьей о закупках у малого и среднего бизнеса. А то могут ведь, это же единый документ поправок ФАС к проекту федерального закона N 817991-6.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *