Диспетчеры Внуково получили одну статью на троих

Источник: Фонтанка.ру

Автор: Андрей Меньшенин

Следственный комитет 30 октября предъявил обвинение фигуранту уголовного дела об авиакатастрофе в аэропорту Внуково, в котором погиб глава группы Total: авиадиспетчеру Александру Круглову. Накануне СК РФ обвинил авиадиспетчера-стажера Светлану Кривсун. Вместе с ними задержан руководитель полетов Роман Дунаев. Предъявленное коллегам обвинение вызвало большой резонанс среди московских авиадиспетчеров. Особенно в отношении стажера, которая, как настаивают авиадиспетчеры, вообще не несет ответственности за безопасность полетов. «Фонтанка» разбиралась в юридическом казусе.

Светлана Кривсун стажировалась на диспетчерской вышке Внуково всего несколько месяцев. Для сложных, загруженных аэропортов это ничтожно малый срок, самое начало пути, рассказали «Фонтанке» ее коллеги. После всплеска резонанса вокруг авиакатастрофы в аэропорту Внуково ФГУП «Госкорпорация по организации воздушного движения» запретила авиадиспетчерам общаться с прессой, приказ был обнародован СМИ, поэтому авиадиспетчеры попросили не упоминать их имен.

«Например, стажер, которого я обучаю, тренируется на позиции уже полтора года и лишь совсем недавно получил возможность работать самостоятельно. Бывает, что стажируются и по два года. Насколько я знаю, Светлана Кривсун начала стажироваться в апреле», – рассказал один из московских авиадиспетчеров «Фонтанке».

При этом во время всей стажировки будущего авиадиспетчера ведет опытный инструктор. Обычно стажировки назначаются на ночное время, когда аэропорты меньше всего загружены. Делается это еще и для того, чтобы даже если стажер допустит ошибку, то у инструктора была возможность перехватить управление воздушным движением, чего нельзя сделать в час пик.

Именно такая стажировка предстояла Светлане Кривсун в ночь с 20 на 21 октября во Внуково, когда аэропорт накрыло туманом, а видимость составляла всего 350 метров. Напомним, что в ту ночь произошла авиакатастрофа бизнес-джета Falcon 50EX с четырьмя людьми на борту, среди которых был глава корпорации Total Кристоф де Маржери. Во время разбега по взлетно-посадочной полосе частный самолет врезался в снегоуборочную машину, которая неожиданно оказалась на его пути.

Авиадиспетчеры заявили, что даже в случае такой авиакатастрофы в служебных инструкциях прописано четко: стажер не должен нести ответственность за это. «Стажера могут наказать за мелкие инциденты. Например, за опоздание на работу или порчу имущества. За безопасность полетов отвечает инструктор», – поясняют коллеги Светланы Кривсун.

По просьбе «Фонтанки» эксперт по воздушному законодательству Федеральной палаты адвокатов России Лина Тальцева проанализировала, как положения должностных инструкций авиадиспетчеров соотносятся с Уголовным кодексом РФ.

«Кто же такой диспетчер-стажер? Из двух документов, приказа Минтранса России от 14.04.2010 № 93 и приказа Минздравсоцразвития России от 29.01.2009 № 32, следует, что диспетчер-стажер выполняет на стажировке должностные обязанности диспетчера под контролем инструктора. И то, что старший коллега обязан контролировать действия новичка, еще не означает, что стажер не обязан обеспечивать безопасности полетов ровно таким же образом, как если бы он был вовсе не стажер, а тот, кто занимает должность диспетчера», – пояснила Лина Тальцева.

По ее мнению, есть все основания говорить, что в терминологии статьи 263 Уголовного кодекса России, по которой обвиняют Светлану Кривсун, диспетчер-стажер и есть то самое лицо, которое обязано соблюдать правила безопасности движения или эксплуатации транспорта в силу выполняемой работы.

«Поэтому на вопрос: «Может ли диспетчер-стажер быть субъектом преступления и нести уголовную ответственность по части 3 статьи 263 Уголовного кодекса России?» – мы получим утвердительный ответ. Тем более что в судебной практике таких примеров уже было множество. Можно вспомнить хотя бы случай, когда Верховный суд РСФСР подтвердил обоснованность привлечения стажера второго помощника капитана к уголовной ответственности за совершение транспортного преступления. Хочу отдельно и особенно подчеркнуть, что я рассмотрела только один из элементов состава преступления. Поэтому мое утверждение, что «диспетчер-стажер может быть привлечен к уголовной ответственности», не означает, что Светлана Кривсун будет к ней в итоге привлечена», – пояснила Лина Тальцева.

Источники «Фонтанки», со ссылкой на те же инструкции, пояснили, что стажер не может оставаться один на диспетчерской вышке и пытаться управлять воздушным движением без присмотра инструктора. Однако они уверены, что именно в этом следователи пытаются обвинить авиадиспетчера-стажера из Внуково.

Такое впечатление у стороны обвинения могло возникнуть из-за того, что сразу после задержания авиадиспетчерам не предоставили адвокатов и их показания сильно разнились между собой. При этом СК точно не могут знать, была ли Светлана Кривсун в момент авиакатастрофы одна на диспетчерской позиции: оказалось, что в рабочем помещении внуковской вышки не установлены видеокамеры, которые фиксируют все происходящее.

«Это нарушение системы ОрВД, видеокамеры должны быть. В любом случае на вышке обычно находится 7 – 8 человек. Сложно представить себе фантастический сценарий, при котором Светлана могла бы остаться одна. И такого точно не было в ночь с 20 на 21 октября», – рассказали авиадиспетчеры.

Они также отметили ошибки в работе следствия во время изъятия данных наземного локатора, который предоставляет информацию о передвижении наземной техники. Следователи скопировали данные, которые идут от локатора сразу на удаленный сервер. При этом информация может довольно сильно отличаться от изображения на рабочем месте авиадиспетчера, где действуют дополнительные помехи.

Кроме того, видимо, из-за волевой команды сверху ускорить процесс следствия, рассуждают авиадиспетчеры, сотрудники правоохранительных органов сделали несколько копий полученных данных, не отметив при этом оригинальную запись. Две копии были отправлены в Росавиацию и Межгосударственный авиационный комитет, третью следователи оставили себе. Однако, по регламенту проведения расследования, оригинал должен быть представлен в МАК. Но где он теперь – неизвестно.

Суетливость в действиях уже породила некоторые коллизии: в новостях появилась информация, что на взлетно-посадочную полосу выезжали две, а то и три снегоуборочные машины. При этом собеседники «Фонтанки» знают доподлинно, что на полосу выезжала лишь одна единица техники.  Остальные стояли в стороне от взлетно-посадочной полосы, пояснил источник.

В профессиональном сообществе считают, что следственный процесс в чем-то является показным и носит характер «карательной акции».  Диспетчеры грозятся устроить «итальянскую забастовку», то есть начать дотошно соблюдать каждую букву официальных документов, а также лишний раз перестраховываться и уводить самолеты на повторный заход при малейшем подозрении на опасность.

«Авиадиспетчеры позиций подхода готовы поддержать коллег с вышки во Внуково. Сейчас нет метеоусловий для реализации «итальянской забастовки», но как только они появятся, мы готовы развести все самолеты по зонам», – сообщил собеседник «Фонтанки».

Федеральный профсоюз авиадиспетчеров также намерен отстаивать права коллег и уже подал заявку на проведение митинга 8 ноября. Место проведения в поселке Внуково рядом с аэропортом пока не согласовано.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *